Лига чемпионов УЕФА — Википедия

Автор предлагает расценивать эту книгу как концептуальную базу для действий тех своих сограждан, которые обладают правом законодательной инициативы, по организации кампании за полную юридическую и историческую реабилитацию выдающегося сына России Лаврентия Павловича Берии, а также за достойное увековечение его памяти в общенациональном масштабе. Причем среди написанного о Берии имеются и серьезные работы, как, например, «Неизвестный Берия» безвременно ушедшего Алексея Топтыгина, и пасквили типа «Красного заката» бывшего партократа Валерия Болдина. И, тем не менее, если уж включать его жизнеописание в какую-то серию, то ей очень подошло бы название «Засекреченные жизни». Одна из них — та, что почти полвека о Берии или не говорили ничего, или лгали так, что никакое мало-мальски верное представление о нем составить было невозможно.В последнее десятилетие имя Берии по частоте его упоминания среди других исторических фигур советской эпохи стоит, пожалуй, на третьем месте после Ленина и Сталина. Стали широко известными «Убийство Сталина и Берия» Юрия Мухина и «Последний рыцарь Сталина» Елены Прудниковой. И поэтому я — после некоторых сомнений — решил сделать и свою книгу о Берии. Пожалуй, лишь еще одну фигуру мировой истории стремились изгнать из памяти общества так же настойчиво.Давно догадываясь, что имя Лаврентия Павловича во многом оболгано, я с удовольствием взялся за работу и вскоре был удивлен тем обликом Берии, который вырисовывался при внимательном изучении объективных документов Атомного проекта СССР. Берия не разрушал, а создавал, но его тоже настойчиво изгоняли из официальной истории.Председатель Спецкомитета при Совете министров СССР выглядел не просто выдающимся организатором новой отрасли, но и…Да, он выглядел к тому же и человеком высокой моральной кондиции, нормальным и даже душевным, чутким человеком! А уж если и создавали ему славу, то исключительно геростратову.Причем я имел дело с достоверными рассекреченными документами, издававшимися в соответствии с Указом президента Российской Федерации от № 160 «О подготовке и издании официального сборника архивных документов по истории создания ядерного оружия в СССР». Однако время действительно рано или поздно все расставляет на свои места, даже если кого-то на время вырезают из истории в прямом смысле слова — бритвенным лезвием, как было вырезано из нее имя Берии.

сколько платят в лиге ставок

РОСГОССТРАХ Чемпионат России по футболу

Восемь солидных томов этого сборника весят более десяти килограммов! Да, в 1953 году подписчики Большой советской энциклопедии получили по почте пакет, внутри которого находилась четвертушка листа, где типографским образом сообщалось следующее: «ПОДПИСЧИКУ БОЛЬШОЙ СОВЕТСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ Государственное научное издательство «Большая советская энциклопедия» рекомендует изъять из 5-го тома БСЭ 21, 22, 23 и 24-ю страницы, а также портрет, вклеенный между 22 и 23-й страницами, взамен которых Вам высылаются страницы с новым текстом.И вот из этих документов проглядывал человек, а не монстр! Ножницами или бритвенным лезвием следует отрезать указанные страницы, сохранив близ корешка поля, к которым приклеить новые страницы.Пришлось забраться в материалы по Берии и его эпохе (и, увы, в пасквили о нем и о ней) более глубоко. Считается, что наиболее длинная фамилия в советской истории— «Примкнувшийкнимшепилов».Я все более увлекался темой и, в конце концов отставив в сторону другие замыслы, принялся за тот труд, результаты которого представляю теперь на суд уважаемого читателя. Вскоре большинство этого большинства, а с ним — и «примкнувший к ним Шепилов», лишилось всех постов после быстро спроворенного Хрущевым пленума ЦК.Завершая это краткое вступление, автор считает своим приятным долгом поблагодарить за содействие и плодотворные дискуссии многих своих коллег, в том числе: В. Шепилов прожил долгую жизнь и умер в 1995 году девяноста лет от роду.

сколько платят в лиге ставок

Пресс-центр - Публикации в СМИ

Лаврентий Берия не был секретным агентом — уже с молодых лет он стал личностью, как говорится, публичной. Сейчас в ходу серия книг с интригующим названием «Рассекреченные жизни». Воронова, с неизменной доброжелательностью помогавшего автору отыскивать некоторые материалы и постоянно обсуждавшего с автором его будущую книгу. КАЗАЛОСЬ БЫ, предмет книги ясно обозначен на обложке — это судьба Лаврентия Павловича Берии. Поэтому, приступая к работе, я много размышлял над тем, как разобраться в его жизни так, чтобы дать по возможности ее реконструкцию, а не версию. Колпакиди, как за предоставление ряда ценных материалов, так и за полезные обсуждения различных сторон проблемы в ходе работы.